Верхнеуслонские поисковики вернулись с Невского пятачка - 22.07.2017

   Этот день поисковики Татарстанского Клуба Воинской Славы ждут целый год. Точнее, с того самого момента, как поезд «Санкт-Петербург- Казань» домчит их менее чем за сутки до дома. Последняя ночь в поезде-самая запоминающаяся. Каждый переживает самый яркий момент пребывания на Невском пятачке и, конечно, обещают писать, встречаться и обязательно на следующий год вновь отправиться туда, где ждут их незабываемые две недели.

   13 июля более пятидесяти учащихся Казани и Верхнеуслонского района вернулись из очередной поисковой экспедиции в Кировский район Ленинградской области. Для верхнеуслонских поисковиков это уже третья экспедиция. В этом году нас было восемь человек. Самому младшему Захару Цветкову не было и одиннадцати. Остальные: Алексей Сакин из Коргузы, Дмитрий Данилов и Влада Долгушова – десятиклассники, Илья Самойлычев из Шеланги – перешел в одиннадцатый класс, Николай Арефьев из Верхнего Услона и Роман Панфилов из Шеланги учащиеся девятого класса.

   Благодаря помощи министра информатизации и связи Романа Шайхутдинова отряд приобрел две четырехместные палатки. Как говорится, «с миру по нитке-голому рубашка». Спасибо вам, добрые люди райцентра. Кто-то дал посуду, кто-то продукты, кто-то перчатки. Они на раскопках нужнее всего. Надо отметить, что, благодаря отделу молодежи района отряд в этом году имел единые футболки и бейсболки с логотипом района и названием отряда. Подарили даже саперную лопату!

   Четверо из команды – новички. Но освоились быстро. Вообще, в отряде самая дружеская атмосфера. И взрослые (а их было десять), и пятьдесят ребят – одна большая семья! И питались с одного котла, и работали в одних раскопах, и песни у костра пели одни и те же. Кстати, в этом году и в нашем отряде был настоящий талант, признанный всеми – Илья Самойлычев!

   Питер, по обыкновению, встретил дождем! Вещи отправляем на «газели», сами добираемся своим ходом. А путь неблизкий: сначала до ост. Рыбацкое на метро, затем часа полтора на автобусе до остановки Невский пятачок. Минут десять по размытой лесной дороге и мы – дома!

   Разбиваем лагерь на берегу Невы, среди сосен и берез, среди окопов и воронок, старых раскопов... В этот раз отряд поменял место стоянки. Просто на территории Воинского Мемориала запретили разжигать костры. Там место было обжитое, открытое. Здесь вокруг лес, очень крутой спуск к Неве. В этом году Нева поднялась метра на два и работать на берегу практически было невозможно.

   По традиции руководители отрядов посетили места, где были найдены бойцы с медальонами. Места эти обозначены памятными знаками с фамилиями. И по приезду мы идем с ними здороваться, как с самыми близкими, родными людьми. То же самое происходит и перед каждым отъездом.

   Первый день-самый результативный для нашего отряда. Так уж получилось, что сами определили место, сами начали копать по старому раскопу. Когда-то здесь поработали черные копатели. Их интересовали оружие, награды, деньги, воинские знаки. Все остальное подчищать остается таким отрядам, как наш. Ребята стараются вовсю. Особенно отличается Роман Панфилов. Рядом с ним Алексей, Николай, Илья... На переборе земли сидим мы. И вдруг-останки! Значит мы у цели. Каждый грамм земли прощупываем, находя самые малые останки. Все притихли. Тут даже слова не нужны. Ребята понимают: был человек, боец. Чей-то сын, брат, отец, жених. По останкам (зубам, например) можно определить возраст. Он погиб. Родным пришло (если пришло) извещение о том, что пропал без вести. Безвестным он пролежал семьдесят пять лет. Даже не пролежал, провалялся, не преданный земле, незахороненный по-человечески.

   Все это ребята понимают и потому работают без остановки. Меняются местами. Рома присел отдохнуть, в раскоп спускается Влада и осторожно, снимает очередной тонкий пласт земли... И вдруг ее крик: «Медальон!» Вот он – черный эбонитовый пенальчик-блокадник. От соседних раскопов бегут поисковики, плачут, обнимаются, поздравляют верхнеусонцев! Ведь это действительно общая победа. Медальон на мгновенье можно открыть, что и делают более опытные поисковики. С замиранием сердца следим за их руками. Но он, к сожалению, оказался пуст. И тем не менее, мы продолжаем работу и достаем останки. Из них сложился скелет человека. Пусть даже безымянный.

   На следующий день наш отряд вместе с казанцами работает на высоком берегу и под берегом Невы. В десяти метрах – высокий забор и красивый коттедж.  Николай с Захаром, надев сапоги, «вылавливают подарки» войны в волнах Невы: гильзы, снаряды, останки, осколки...

   В нашем раскопе идут личные вещи: ботинок, котелок, кружка, часть пластмассовой мыльницы, часть алюминиевой ложки, саперка и т.д. Большое количество гильз и патронов, подсумок. Но ни одного человеческого останка. Два дня вгрызались в берег, расширяя раскоп – ничего.

  И так изо дня в день, на протяжении двух недель. День в лесу, день – на берегу. Прежде чем утром выйти на работу, командир отряда Ринат Хабибуллин (сапер, афганец) предупреждал об осторожности. Не разорвавшиеся снаряды, гранаты, лимонки, запалы запрещается брать в руки. Обнаружив их, нужно сообщить старшим. Ни в коем случае ни стучать по ним, не приносить в лагерь. В этот раз неразорвавшихся мин было очень много. Они лежали десятками у кромки воды. Я была свидетелем того, как парень из Шлиссельбурга, просеивая песок в поисках монет, других дорогих находок, поднимает мину. За ней – другую, третью, двадцатую, тридцать пятую... Скорее всего под берегом был склад. В подобных случаях извещают полицию. Потом снаряды вывозят в дальние карьеры и взрывают.

   Дежурство в лагере обязательно. Сводный отряд – это школа и гимназия Казани и наш район. Подъем дежурных (при любой погоде) в шесть утра. В восемь – завтрак. Сырые дрова не разгораются, дыма наглотаешься так, что голова трещит даже на следующий день! Но каждое дежурство - это выдумка творчество и непредсказуемость. Обязательно на обед два вида салатов, первое, второе (мясное), чай на травах, компот или кисель. Кроме того, печенье, конфеты, пряники, сухарики. Так что голодным здесь никто не бывает.

   Самый счастливый день-когда найден медальон с вкладышем. Нашла его Ралина Каримова, ученица гимназии №6 г. Казани. Вкладыш есть! В записке из медальона, который нашла ученица гимназии № 6 г.Казани Ралина Каримова, четко прочиталась надпись:

   «Ленинград, ул.Зверинская, 42, кв. 47, Абрайтис П.И. о Шкуренко А.Л.для Нины Абрайтис»

   Сначала мы решили, что фамилия погибшего – Абрайтис. Но содержание записки говорило о том, что кто-то просил передать Нине Абрайтис о А.Л. Шкуренко.

   Оставалось найти на сайте ОБД Мемориал запись о гибели: «Шкуренко Алексей Лукьянович, 1905 г. рождения, уроженец Сергеевского района Куйбышевской (ныне Самарской) области, мобилизован Ленинградским горкомом ВКП(б) в 1941 г. Старший лейтенант, адъютант командира стрелкового батальона 1029 стрелкового полка 198 стрелковой дивизии. Убит 9 марта 1944 г. в д.Подосье Ленинградской области. Жена – Абрайтис Антонина Петровна, проживала в тот момент в Новосибирской области, Убинском районе, почтовое отделение Кундрань.

  Среди умерших в блокадном Ленинграде числится лишь один Абрайтис – Петр Янович, 1860 года рождения, который жил на ул. Зверинская, д.12, кв. 46. Умер в январе 1943 г. А среди эвакуированных 24 июля 1941 г. числятся Абрайтис Ираида П. и Абрайтис Вячеслав, 1939 года рождения. Оба они жили по адресу: ул. Зверинская, д.24, кв. 47. Скорее всего, речь идет о родственниках погибшего лейтенанта Шкуренко.

   Редко, но все же иногда на большой глубине находим и классических, как говорят бывалые поисковики, бойцов. В эту экспедицию повезло Ренату и Надир абы. Боец все семьдесят пять лет лежал «нетронутый». В каске, ботинках, с лопаткой, котелком, кружкой...Когда его  перенесли в лагерь, собрали, многие плакали навзрыд, потому что своими пустыми глазницами боец глядел на нас. У каждого из нас своя жизнь с радостями, удачами. Жизнь, которую подарил нам этот солдат. Такое не проходит бесследно. Я видела, как задумавшись, стояли перед ним наши мальчишки. О чем думали они в этот момент, кого вспоминали?

   Всего же за эти две недели мы подняли двадцать восемь бойцов. Двадцать восемь пронумерованных черных пакетов. Только два – именных. Один по медальону, второй – по ложке. Первый – жил в Ленинграде, второй в соседней с нами Марийской республике.

   Погода в этом году порадовала нас. Пасмурными и холодными были дня три. По ночам, конечно, было холодно, дождливо, а с утра выглядывало солнышко. В этом году весна здесь запоздалая, как и лето. Иван-чай начинал цвести, а земляника покраснела только на пригорках. Удалось даже несколько раз искупаться, хотя вода в Неве холодная.

   Новички побывали на экскурсии в Шлиссельбурге (крепость Орешек). А в один из дней в гости к ребятам приехал полномочный представитель Татарстана в Ленинградской области Ренат Валиуллин. Он интересовался условиями проживания ребят, поздравил с первыми находками, пожелал удачи. Кстати, пообещал поисковикам, пожелавшим учиться в питерских вузах всяческую поддержку! Со многими из отряда посол знаком лично и потому встреча была теплой и непринужденной. Михаил Черепанов проводил его и к месту нашей работы в лесу.

   Посол уехал на своем «мерсе», тут же выложил фотки в интернете, а мы продолжали работать.

   Самыми запоминающимися и волнующими моментами вахты – это открытие и закрытие сезона. Поднятие флага Советского Союза. Алое полотнище гордо реет над лагерем все время. Иркутяне, которые стояли в километре от нас работали под российским флагом. Мы-всегда под советским и еще копией знамени 70-ой  стрелковой дивизии, которая защищала Ленинград именно здесь на Невском пятачке. Под этими знаменами бойцы, начиная с 8 сентября 1941 по 27 января 1943 года, 900 дней защищали город, шли в бой, сражались и погибали.

   8 сентября на мемориале Невского пятачка будет проходить торжественное мероприятие-захоронение защитников Ленинграда. Итог работы всех поисковых отрядов. Их будет много известных и безымянных, молодых и пожилых бойцов Советской Армии. И приятно осознавать, что уже три года верхнеуслонские ребята из поискового отряда «Совесть памяти» напрямую причастны к этой великой миссии.

   А еще хотелось бы сказать добрые слова в адрес родителей этих замечательных ребят. За то, что они поддерживают своих детей, находят средства на поездку, понимая, какое святое дело делают их дети. Низкий вам за это поклон. Уверена, что случайных ребят в отряде не было и что они на правильном пути.

Они лежат на Невском пятачке:

Они повсюду у берез, у сосен,

В окопах старых, и в песке сыром,

Лежат еще безвестные солдаты.

Останки их не преданы земле,

Их имена не высечены в камне

Они лежат, забытые страной,

О их судьбе не рассказали маме.

Безвестность эта страшная, горька,

Но никуда нам от нее не деться.

Ты все, солдат, умел: работать, жить.

От пули лишь не смог ты уберечься.

Сражался ты за город Ленинград,

За отчий дом, страну свою родную.

В кармане милой карточку хранил,

А в сердце ненависть копил святую.

Ты понимал: назад дороги нет.

И берег крут, и пулемет не умолкает.

Рывок последний, мины свист...

Над полем боя пыль лишь оседает.

Уснул навек. Безвестный – навсегда.

Как будто и на свет ты не родился,

В потери неучтенных занесен

И облачком в тумане растворился.

Уж сколько лет лежишь среди берез,

Без имени, без званий, без наград,

Великой Родины простой солдат,

Что защищал наш город Ленинград.

Но мы клянемся, что тебя найдем

И соберем, пусть даже из останков.

И имя честное тебе вернем

И предадим земле по-христиански.

 

Римма Троицкая, «Волжская Новь» 


Вернуться к списку новостей Версия для печати